Целостность человека

Отрывок из книги «Психоанализ» Гуревич П.С. 2007.
В человеке одновременно работают разные программы, которые точно демоны, растаскивают человека в разные стороны: инстинкты и социальность, сознание и бессознательное, влечение и совесть. Очень похоже, что человек принципиально нецелостное создание. Как совместить два противоположных положения – человек целостен и человеческое бытие расколото? Реальный, эмпирически взятый индивид принципиально не целостен. Он, напротив, предстает в различных преображениях целого, в расколотости своего бытия. Он принадлежит к мужскому или женскому полу, ищет полноту своего существования в других культурах.
Никакое философское озарение не способно дать однозначную картину «человеческого». Скорее можно говорить о том, что проявляется множественность истоков природы человека. Отсюда неустанное стремление человека к единому, каковым он не является. Природа человека незавершенна и фрагментарна. Фрагментарность требует достижения полноты, источник которой, в противоположность всем остальным универсальным источникам «человеческого», должен обеспечить бытию человека основу и целостность. Временный успех на этом пути достижим только ценой многочисленных разочарований. Но именно эти разочарования указывают верное направление. Благодаря многообразным модусам объемлющего, каждый из которых наделен к тому же бесконечными возможностями, мы приходим к пониманию открытости человеческого – открытости, которая тождественна его всегдашней незавершенности.
Современная философия исходит из того, что сознание человека каким-то необъяснимым пока образом содержит информацию обо всей Вселенной. Человек обладает потенциальным эмпирическим доступом к любой ее части, будучи одновременно ничтожно малой ее частью, отдельным и незначительным биологическим существом. Целостность не является признаком человека как особого существа. Напротив, человек принципиально нецелостен, его бытие разорвано, полно коллизий. Однако у человека есть возможность обрести полноту собственного существования. Следовательно, целостность оказывается для него проблемой. Он может остаться фрагментарным, одномерным, принципиально разорванным. Но он же способен раскрыть безграничный потенциал человеческого существования.
Целостность человека определяется наличием не всех элементов, а лишь нескольких, строго ограниченных пределами целостности. «Целое для нас, - пишет В.В. Бибихин, - интуитивно важнее части. Мы не можем отделаться от ощущения, что даже после отпадения всех частей целое как-то остается. Если убиты все солдаты, сохранено знамя полка, и его штатное расписание может быть заполнено новыми людьми» (Бибихин В.В. Узнай себя. Санкт-Петербург, 1998, с. 153). Человек, по мнению В.В. Бибихина, вступающий в «экологически» упорядоченное целое мира, будет в нем как-то устроен на правах части. Для того, чтобы так распорядиться собой, он однако заранее должен стать частью, то есть узнать себя неустроенным, лишним, несовершенным, неполным. Он должен осознать свою незавершенность.
Фрейд показал, что человек является существом принципиально нецелостным. В нем, как уже отмечалось, одновременно работают различные программы, которые точно демоны, растаскивают человека в разные стороны. «Свобода от конфликтов, цельность и однородность личности, - пишет его дочь Анна Фрейд, - являются, таким образом, невыполнимыми идеалами человеческой культуры» (Фрейд А. Психопатологии детства. М., 2000, с.22).
Иначе подходил к этой проблеме К.Г. Юнг. Он не оспаривал множества противоречивых программ, которые определяют человеческое бытие. Однако он рассматривал их по принципу дополнительности. Наличие противоположностей в человеке вовсе не означает принципиальной нецелостности человека. Апогей жизненной полноты, считал К.Г.Юнг, все более и более извлекает себя из противоположных крайностей. (К.Г. Юнг. Психологические типы. М., 1997, с. 245) По его мнению, ведийское мировоззрение сознательно ищет освобождения от парных противоположностей. Пары противоположностей были созданы уже творцом мира. Комментатор Куллука приводит также такие пары противоположностей: желание и гнев, любовь и ненависть, голод и жажда, забота и мечта, честь и позор. Этот мир обречен на постоянное страдание от пар противоположностей.
В «Психологических типах» (М. , 1997) Юнг показал, что каждый человек обладает психологической типажностью, которая отличает его от других людей и в то же время притягивает к себе собственную противоположность.
Гуревич П.С. – доктор философских наук, профессор